Дождь из сигар

zenno 11 Апр 2017

В 1920 году знаменитый тенор Энрико Карузо приехал на Кубу с желанием просто отдохнуть. Будучи большим любителем сигар, он, естественно, сразу же после размещения в гостинице отправился в поход по гаванским табачным фабрикам – La Corona, H. Upmann, Partagas.

 

Здесь он обзавелся несколькими хьюмидорами, полными прекраснейших сигар. Кстати, Карузо любил именно свежескрученные сигары, утверждая, что они вкуснее. Врачи много раз пытались воспрепятствовать сигарной любви тенора. Но на все запреты врачей он отвечал: «Я курю уже много лет, а те, кто разбираются в искусстве, говорят, что мой голос со временем становится все лучше».

Утверждают, что однажды он чуть было не отказался от огромного гонорара за концерт лишь потому, что ему хотели запретить курить сигары на сцене во время выступления. Так вот, пополнив свои сигарные запасы, Карузо уже рисовал себе картины прекрасного, полного наслаждений отдыха.

Но не тут-то было! Известный импресарио Adolfo Bracale буквально атаковал его. Чтобы отделаться от навязчивого коммерсанта, Карузо заломил за девять концертов нереальную по тем временам цену – 90 000 долларов! Он надеялся, что его условия не будут приняты и что он наконец сможет спокойно заняться своим любимым делом.

Но Карузо ошибся, и ему все-таки пришлось отрабатывать не только весь основной репертуар гаванcкого «Gran Teatro», но и выступать в величественном Колизее Сьенфуэгоса и даже в Санта-Кларе.

 

 

Гаванскую публику Карузо довел в буквальном смысле до экстаза. Все спектакли с его участием проходили при полном аншлаге.

Культурное событие такого масштаба, конечно, не могло не привлечь к себе самого пристального внимания журналистов. Это, как утверждают, и стало основой для последующих небылиц и сенсаций. Особенно много шума вызвал реальный факт: во время действия оперы Джузеппе Верди «Аида», где Карузо играл роль молодого начальника дворцовой стражи Радамеса, в театре взорвалась бомба.

Согласно одной из версий, Карузо, который в это время находился в гримерке, сбежал из театра через распахнутое окно. В странном одеянии, загримированный, он больше походил на травести, нежели на мужественного персонажа оперы. На это обратил внимание полицейский и арестовал певца за «публичную демонстрацию нетрадиционной ориентации».

В биографии Карузо много мистического. Например, с именем Аида связана весьма романтичная история. По какому-то невероятному стечению обстоятельств у Карузо на Кубе завязался бурный роман с девушкой афро-китайского происхождения, которую также звали Аидой! А ведь это очень редкое для острова имя. Все перипетии любовной истории итальянского тенора и кубинки, полное имя которой было Aida Petrirena Cheng, прекрасно описаны в книге «Como un mensajero tuyo» популярной кубинской писательницы Майры Монтеро.

Есть в жизни Карузо и другие совпадения, которые ближе к нашей теме. Он родился 27 февраля 1873 года, ровно за десять лет до получения Оскаром Хаммерштейном патента на первую машину для скрутки сигар!

Как истинный афисионадо, Энрико Карузо, несмотря на большую занятость, выкраивал время для той единственной, которой он никогда не изменял, – для сигары. Во время одного из его визитов на сигарную фабрику «Romeo y Julieta» неаполитанец был радушно встречен рабочими. Одна из работниц при этом посетовала, что, к большому сожалению, они были лишены возможности воочию наблюдать певца на сцене, так как билеты стоили больше, чем их месячная зарплата.

Видимо, вспомнив о том, как в детстве он пел на улицах и в кафе Неаполя в надежде заработать хотя бы одну лиру, Карузо, недолго думая, взобрался на кафедру, с которой во время работы лектор читает торседорам книги, и запел: «La Donna e Mobile» из «Риголетто». Он пел с особым воодушевлением. Аплодисменты благодарной публики не прекращались более десяти минут. И вдруг, к большой неожиданности для певца, на него посыпался самый настоящий дождь из сигар.

Это был жест высочайшего признания.

Такой чести до Карузо удостаивались только самые великие тореадоры. Говорят, Карузо бросился собирать сигары. Потом он объяснял свой поступок так: «Во-первых, если бы я этого не сделал, то рабочие фабрики могли обидеться на меня, а во-вторых, я просто не мог оставить лежать на полу эти “Romeo y Julietas”, потому что они слишком дорого стоят».

Об этом событии срочно сообщили хозяину фабрики Родригесу Фернандесу по кличке Пепин, который в это время находился в Ницце, так как в проходивших там скачках участвовала его кобыла «Julieta». Босс распорядился разослать по новостным агентствам фотографии, запечатлевшие посещение фабрики знаменитым тенором. А Карузо через несколько дней получил в подарок огромный хьюмидор, набитый сигарами с его именным бантом…

Вот уж воистину, деньги к деньгам, а сигары к сигарам

 

А.В. Малинин

Сопредседатель Оргкомитета Фестиваля «Сарепта 2016»

Специально для CIGARTIME ©