Ватерлоо за понюшку табака!

НАВСТРЕЧУ 200-ЛЕТИЮ СРАЖЕНИЯ
zenno 09 Апр 2015

Об отношении Наполеона к табаку ходит немало легенд. Одну такую байку рассказал великий знаток московской жизни Гиляровский.

 

В одном из его рассказов герой, играя в баккара, прикрывал горку разбросанных сотенных большой золотой табакеркой, со сверкающей большой французской буквой N во всю ее крышку. «За эту табакерку он заплатил бешеные деньги в Париже, потому что это была табакерка Наполеона I. Из-за нее, как рассказывал владелец, Наполеон проиграл Ватерлоо, так как, нюхая табак, недослышал доклада адъютанта, перепутал направления и двинул кавалерию по пересеченной местности, а пехоту – по равнине.

– Понюшка табаку перевернула мир! – так заключал он свой рассказ и показывал друзьям, вынимая из бумажника официальное удостоверение, что эта табакерка действительно принадлежала Наполеону».

 

 

Удивительная история, не правда ли?!

Еще более удивительной она покажется, если учесть, что, согласно другим источникам, Наполеон практически не пользовался табакеркой… Дело в том, что открывать и закрывать ее было наказанием для этого могущественного гения, которого нетерпение пожирало в минуты. Один из карманов его жилета был подшит кожею. Наполнив его табаком, он мог нюхать его каждую минуту, не беспокоя никого. Однако Наполеон не был изобретателем этого нового рода табакерки, он подражал в этом отношении Фридриху II, королю прусскому.

Вокруг того места, где останавливался Наполеон, всегда было много табака.

 

Полина Боргезе

 

Поэтому придворным было достаточно легко проследить за его перемещениями. Но у его любимой сестры Полины Боргезе с этим возникали проблемы. Юная красавица, с обнаженной натуры которой знаменитый итальянский скульптор Антонио Канова лепил свою «Имперскую Венеру», была не просто любвеобильна.

 

Имперская Венера

Антонио Канова

 

Она с маниакальной страстью отдавалась низшим офицерским чинам, и это большего всего бесило Наполеона. Он не раз пытался поймать сестру за этим занятием, что создавало понятные неудобства для Полины. Избавление пришло тогда, когда братец пристрастился к сигарам. Теперь красавица чуяла Наполеона, что называется, за версту. Стоило ему появиться во дворце, как многочисленные залы моментально пропитывались пряным запахом сигары. Это служило Полине сигналом, и она успевала спрятать очередного любовника в эполетах в своем будуаре.

 

 

Сам большой любитель табака, Наполеон не случайно был буквально окружен страстными курильщиками. Причем его генералы и маршалы имели обыкновение курить трубку, стоя под неприятельскими пулями. Один из храбрейших военачальников того времени генерал французской армии Лассаль (1775–1809), прежде чем пасть геройской смертью в сражении при Ваграме, сказал: «Гусар должен курить, ибо не курящий кавалерист – это плохой солдат».

Сам Лассаль был заядлым и искусным курильщиком. В связи с этим о нем рассказывают такой анекдот: Он предлагал за великолепную пенковую трубку австрийского фельдмаршала огромную по тем временам сумму, но последний отказал ему в этом удовольствии. Тогда в одном из сражений Лассаль взял его в плен. На вопрос, что делать с австрийцем, он равнодушно ответил: «Мне важнее трубка, чем ее хозяин». Не менее известными курильщиками наполеоновской армии были маршал Удино и генерал Вандам. И тот и другой славились своими богатейшими коллекциями курительных трубок. В герцогском дворце Удино хранилась, например, осыпанная алмазами трубка стоимостью в 30 000 франков, которой он был награжден самим Наполеоном.

 

Генерал Лассаль при Ваграме
Эдуард ДЕТАЙЛЬ

 

У самого Бонапарта роман с трубкой не сложился. Они не сошлись характерами. Генералы, сопровождавшие Наполеона в египетском походе, утверждали, что он таки курил трубку, которую ему обязан был готовить его телохранитель мамлюк Рустам. Но делал он это исключительно в палатке и только из политики, чтобы, подражая обычаям восточных народов, польстить им. Понятно, что больших успехов в искусстве курить трубку он не достиг. Об этом свидетельствует эпизод, описанный в мемуарах его преданным слугой Констаном:

Однажды турецкий посланник преподнес Наполеону в подарок великолепную пеньковую трубку. Наполеон вспомнил о египетском табаке и приказал Констану приготовить для него трубку.

Уже огонь был сообщен табаку, оставалось только раскурить его. Но, не умея курить, Бонапарт только открывал и закрывал рот, не втягивая в себя дым.

– Что за черт! – вскричал он, – да этому не будет конца!

Констан имел смелость заметить, что Его Величество курит не так как надо. Но Император продолжал в том же духе и, раздосадованный тщетными усилиями, наконец велел тому раскурить его трубку.

Слуга повиновался. Наполеон затянулся трубкой, но выдохнуть дым у него не получалось. Дым проник в глотку и вышел через ноздри и глаза. Он чуть не задохнулся.

– Возьми ее прочь! Oh les cochons! Боже, как кружится голова!

 

 

И в самом деле, целый час он чувствовал себя нездоровым и навсегда отказался от этого вида удовольствия, который, по его словам, был хорош для «разогнания скуки ленивцев».

Как жаль, что французский герой не мог приучиться к трубке! Он унес бы свою трубку в изгнание, она была бы его верной и неразлучной подругой, утешала бы его на острове Святой Елены в минуты печали, отвлекала бы от задумчивости! Он жил бы гораздо дольше, ибо еще ни один куритель не умер от скуки и печали…

Откуда это у меня?

 

А.В. Малинин

Сопредседатель Оргкомитета Фестиваля «Сарепта 2015»

Специально для CIGARTIME ©

 

Читате также: