Habanosommelier – позитивный старт!

.
dmitry_gribov 18 Сен 2011

Дмитрий Друца о полуфинале российского конкурса Habanosommelier. Вопросы задавал Дмитрий Грибов.

Дмитрий, мы все уже знаем, что ты прошел в финал российского Habanosommelier вместе с Гузенко Андреем и Соловьяновой Юлией. Расскажи об этих двух сомелье.

В первую очередь, я бы не стал называть их сомелье, потому, что эти люди профессионально не занимаются данным ремеслом. В тоже время, они выступали под знаменами петербургского сигарного клуба «Лошадиная сила» и в прошлом году уже участвовали в полуфинале российского Habanosommelier - писали тесты, но в финал не вышли.

Что можно о них сказать? Это интересующиеся сигарами люди, курят их сами и в своих кругах являются своеобразными «экскурсоводами» в сигарном мире для новичков. Юлия некогда имела отношение к алкогольному бизнесу, но в данный момент сменила сферу своей деятельности. Андрей классический технарь и, в принципе, не имеет никакого отношения к сфере обслуживания. Для них лично - это очередная ступень на пути к самосовершенствованию. Юля, а я знаю это не понаслышке, познакомила с сигарами и сигарной культурой достаточно много людей. Участие в финале этого конкурса для ребят будет новым опытом, и они относятся к нему со всей серьезностью.

В прошлом году ты был тренером команды клуба «Лошадиная сила», в частности, Артема Эренбурга, который блестяще выступил на Кубе. В этом году ты снова тренировал команду?

Да, в этом году мы также занимались, и я был одновременно и тренером, и «спортсменом». Основной костяк нашей группы составляли те, кто уже участвовал в прошлом году в этом конкурсе. В этом году всего нас было пять человек.

Помимо Андрея Гузенко и Юли Соловьяновой – в полуфинале принимал участие Федор Гавриченко, он член клуба «Лошадиная сила»; Матвей Трубецкой, бар-менеджер клуба «EGO» и Дмитрий Дзюмин – кавист, который работает в бутике одной известной алкогольной сети Санкт-Петербурга. Подготовка заняла два месяца. Как в прошлом году, так и в этом мы усиленно занимались, основную теоретическую часть изучали с особым пристрастием.

 

alt

 

На занятиях мы досконально проработали все конкурсные темы и обсуждали различные вопросы, которые могли быть включены в тесты. Помимо меня тренером нашей команды стал Артем Эренбург, который усилил тренерский состав. У нас выработалась собственная программа подготовки, которой мы неукоснительно придерживались. И, как показало время, эта тактика была верна, потому что она дает свои позитивные всходы вот уже второй год подряд. А список финалистов, опубликованный на сайте представительства Habanos, это подтверждает.

Дмитрий, ты из Санкт-Петербурга и, как известно, между Москвой и Питером существует некоторое соревновательное начало. Не исключением являются и сигарные сообщества. Это не конкуренция, а, скорее, борьба за престиж и поддержание имиджа двух городов.

Как получилось, что ты участвовал в полуфинале 12 сентября в Москве, в среде московских афисионадо, а не 14 сентября в Санкт-Петербурге, среди своих подопечных?

На самом деле здесь нет никакого подвоха и «подводных течений». Мое появление на полуфинальном тесте в Москве объясняется довольно просто. Во-первых, у меня на 14 сентября была внеплановая командировка в Ялту, и я физически не мог быть в Санкт-Петербурге в этот день. Я заранее известил об этом организаторов, объяснив причину. А во-вторых, я ни разу еще не был в новом офисе «Топ Сигарс» и, конечно, мне было любопытно посмотреть на тех, кто будет участвовать от Москвы. Впрочем, основной причиной все же была моя командировка, которую я отменить никак не мог.

Но все-таки у тебя есть некая общность со своей питерской командой. Когда ты оказался среди московских афисионадо, почувствовал ли ты какое-то отличие в их в отношении к процессу, а может быть иной взгляд на подготовку?

Мое впечатление от общения с Иваном Шушкановым и Виталием Козловым более чем положительное. Я знаю их как профессиональных барменов, с огромным опытом и собственным мировоззрением. Как готовились ребята, я не знал, но уверен, что имели место предварительные консультации с коллегами. То, что они не попали в финал, я думаю в первую очередь связано с недостатком практического опыта участия в этом конкурсе. Наши московские коллеги не учли такого нюанса, что полуфинал конкурса Habanosommelier в этом году был организован таким образом, чтобы уже на начальном этапе отсечь людей, которые не владеют узкой технической частью, знанием конкретных витол, размеров, конкретных сигар с их точными технологическими характеристиками.

В нашем случае, несомненно, помогло наличие такого опыта прошлого года. Кроме того, при подготовке мы учитывали ряд специфических особенностей, моделировали ситуации, пытаясь лучше понять, что от участников ожидает судейство международного конкурса и каким моментам следует уделить особое внимание. Тем не менее, изначально при подготовке мы исходили из постулата, что в Гаване представитель нашей страны должен как минимум достойно и убедительно выступить и войти в первую десятку. А сверхзадача – выйти в тройку финалистов.

Сигарное движение в Москве очень активное – есть несколько сигарных клубов, проводится множество сигарных мероприятий, существуют сигарные школы, но что в итоге происходит? На финал международного сигарного конкурса выходят снова трое питерцев. Почему?

На мой взгляд, это связано с несколькими причинами. Московское сигарное сообщество очень разобщено, лидеры мнений не могут прийти к общему знаменателю и это размежевание не способствует появлению достойных кандидатов для подобных конкурсов. Дело в том, что самостоятельно подготовиться к этому конкурсу – занятие весьма неподъемное. Почему? Для этого нужна серьезная мотивация самого участника и определенная тактика, которую может помочь выработать тренер. С мотивацией участников как раз есть проблемы – в московских сообществах постоянно звучит антикубинская риторика и участие в этом конкурсе для наших московских коллег не является знаковым. Появление в этом году московских участников в полуфинале, скорее желание в пику нам показать, что, мол, и «мы не лыком шиты», подумаешь, какой-то Habanosommelier?

Такой общий фон не может способствовать появлению новых участников. Кроме того, еще есть некоторое недопонимание, а что вообще надо продемонстрировать в знаниях? Ведь полуфинал – это тест, который, кстати, в этом году был чуть более корректным, но все же допускал некоторые разночтения, которые надо было четко сформулировать. И еще, как мне видится, в московских сигарных сообществах крайне мало людей, владеющих хорошим разговорным английским, без знания которого участие в этом конкурсе невозможно.

В Петербурге все гораздо проще. У нас есть несколько клубов, которые имеют между собой хорошие отношения, мы ходим к друг другу в гости, находим общий консенсус и у нас кардинального недопонимания между друг другом не происходит.

И мы готовим людей, исходя из общего благоприятного эмоционального фона и наша задача проста - мы хотим подготовить для участия таких сомелье, которые будут убедительны и смогут достойно выступить на этом соревновании.

То есть, при всем обилие в Москве позитивных сдвигов в сторону сигарного просвещения, есть одно проблематичное явление - разобщенность?

Ты абсолютно прав. Я более чем уверен, что в недрах каждого клуба есть очень много талантливых людей, и они, собравшись в одну команду, могли бы вместе очень сильно выглядеть. Но в силу того, что участники сообществ не могут между собой договориться, происходит то, что мы видим – второй год подряд мы закономерно демонстрируем, что это командное соревнование, где побеждает правильно выбранная тактическая схема.

В этом году изменились правила конкурса. Что поменялось?

На самом деле ничего кардинального не произошло. Поменялось количество участников, вышедших в финал - в прошлом году их было пятеро, а в этом трое. Есть ощущение, что меняется и само видение конкурса со стороны руководства «Топ Сигарс». Пришло понимание, что там должно быть, отталкиваясь от того, как это происходит на кубинской площадке.

Выступление на Кубе - это часть некоторого шоу, состоящего из эффектной подачи сигар и знания сервиса в сочетании с тонкой психологией. Это, по сути, игра в ресторан, где члены жюри – дотошные посетители, а сомелье должен «разруливать» ситуацию, не забывая про основную тематику. При этом он должен грамотно общаться, проявлять себя в роли радушного хозяина, не забывая о сервисе и быть готовым ответить на самые неожиданные вопросы. В этом и заключается на самом деле работа сомелье – если потребуется, то сомелье должен быть готов стать для своих гостей и тамадой, «и швецом, и жнецом, и на дуде игрецом». И, конечно, продемонстрировать свои сигарные знания и умения.

В прошлом году ты поспорил, что питерский сомелье победит в финале российского этапа Habanosommelier, на длину своих волос. В этом году было подобное пари?

Да, было дело. Еще когда не было известно, кто выйдет в финал, я поспорил с Игорем Коровиным, Сопредседателем петербургского сигарного клуба «Лошадиная Сила», что победит наш участник. На кон был поставлен мой хвост, который, кстати, до сих пор со мной. В этом году такого пари не было. Я не являюсь членом каких-либо клубов и просто ношу на лацкане значок члена ассоциации сомелье. Но, по результатам нашего пари, если-бы не победил наш представитель, я бы прилюдно расстался бы с избытком волос на своей голове, но произошло то, ради чего все затевалось, и в результате меня избрали почетным членом клуба «Лошадиная сила». Пожизненное членство, без взносов и прочих обязательных моментов.

Кроме меня почетным членом клуба является еще один человек - ученый с мировым именем, профессор Анатолий Николаевич Кирпичников, доктор исторических наук, заслуженный деятель науки РФ, крупнейший в мире специалист по истории, археологии, культуре и архитектуре Древней Руси. Надо заметить, что такая компания меня очень даже радует.

В чем формула успеха подготовки питерских сомелье? Это общий высокий уровень или «заточка» под конкретный конкурс?

Безусловно, это изначально хороший уровень. Во-первых, очень многое зависит от знания языка – испанского или английского, ведь именно на них необходимо будет общаться, представляя свои профессиональные качества сигарного сомелье. И конечно, была определенная «заточка» для получения знаний, которые понадобится применить уже на конкурсе.

Сколько длится подготовка и как вы формируете команду? Может –ли человек «с улицы» пройти у тебя подготовку к конкурсу? Это чего-то стоит?

Подготовка осуществляется в течении трех месяцев. Встречаемся мы один раз в неделю. Весь упор делается на самообразование и самоподготовку. Тренерский штаб - я и Артем, лишь ставим задачи. К каждому участнику мы подходим индивидуально. Кроме этого мы за весь курс пишем несколько промежуточных тестов и проводим совместную работу над ошибками.

Не совсем понимаю, что значит «человек с улицы»? У нас в городе консолидированное сигарное сообщество и люди всегда приходят по чей-то рекомендации. На встрече мы уже понимаем степень мотивированности и объем базовых знаний. Конечно, первое условие для желающих участвовать в конкурсе - это знание английского или испанского языков на хорошем разговорном уровне.

Обучение у нас полностью бесплатное. Была идея, что люди будут покупать сигары, которые курят на занятиях, но в итоге мы смогли в прошлом году бесплатно обеспечить всех необходимым количеством сигар, а в этом – каждый приходил со своими сигарами.

Насколько ты оцениваешь шансы свои и своих соперников в финале конкурса? Будет жарко?

Я могу сказать, зная всех участников лично, что в финале может быть очень непредсказуемый результат. Я никоим образом не умаляю достоинства своих коллег, поэтому, посмотрим. Должно быть интересно.

Мы можем поговорить о твоих амбициях? Какие цели?

Каких-то задач, с точки зрения амбиций я не имею. Я не хочу стать производителем, не хочу стать продавцом сигар, я не поднимаю рейтинг каких-то клубов, я сам по себе. Мне очень интересно поучаствовать в единственном на сегодняшний день международном конкурсе такого высокого уровня для сигарных сомелье. Само по себе позитивно то, что конкурс носит соревновательный характер, что существует возможность показать в международной сигарной тусовке, что и в России есть свои специалисты достойного международного уровня. Это полезно в целом и для страны и для участника в частности.

Безусловно, для меня это и является основной движущей силой. Кстати природа, суть самой сигары – экстравертна, и курильщик сигар по своей натуре всегда направлен на достижение чего-то: на новое общение, на расширение круга знакомств и на поиск новых возможностей. Задача минимум для меня – выйти в победители в национальном конкурсе, задача максимум – войти в тройку финалистов в Гаване в феврале 2012.

Желаем удачи в достижении поставленных целей!

Спасибо, Дмитрий!

 

По телефону из Санкт-Петербурга, Дмитрий Друца,
Специально для CIGARTIME