В гостях у Шерлока Холмса

zenno 27 мая 2016

Интернет-журнал «Cigar Time» продолжает публиковать литературный цикл исследователя истории табака, писателя Андрея Малинина.

 

Мечта моего детства, впрочем, как и всей жизни, наконец-то сбылась. Мне удалось-таки побывать в Лондоне на  улице Бейкер-стрит  221-б  в гостях у Шерлока Холмса. 

Правда, его лично дома не оказалось, но зато я имел удовольствие целый час беседовать в меблированных комнатах, оформленных в викторианском стиле, с самим доктором Ватсоном! Он поведал мне много интересных историй связанных  как с ним самим, так и с его великим другом.

Разговор о табачных пристрастиях Холмса начался с принадлежавшей ему трубки «калабаш», которую мне посчастливилось держать в руках. Для тех, кто не в курсе:  трубки «калабаш» изготавливаются из высушенных и очищенных от семечек тыкв-горлянок. По форме они напоминают чашу трубки, но для получения настоящей трубки еще в процессе роста тыкве придают нужную форму. 

 

 

В чашу вставляют  изогнутый  мундштук  и табачную камеру, сделанную из пенки. Впервые они появились в Африке в XIX веке, но их курение до сих пор пользуется популярностью, так как дым в них хорошо охлаждается. Сухая тыква хорошо впитывает влагу,  что,  несомненно,  приятно при курении. Однако, неудобство заключается в том, что чистят «калабаши» не так как остальные трубки. Обслуживать приходится  каждую деталь по отдельности: мундштук, чашу и саму трубку, ведь все они состоят из различных материалов. 

 

 

Для меня стало откровением то, что  трубка «калабаш», без которой я и представить себе не мог образ Шерлока Холмса, на самом деле, в рассказах Конан Дойла не упоминается. Каким-то образом эта деталь ускользнула от меня. 

Оказывается, с «любимой» трубкой Холмса произошло то же самое, что и с его знаменитым изречением «Элементарно,  мой дорогой Ватсон!», которое пришло к нам с театральных подмостков. Как ставшие крылатыми слова так и «калабаш» стали знаменитыми благодаря американскому актеру Уильяму Джиллетту (William Gillette), более тридцати лет блистательно игравшему в театре  роль  мастера дедукции.  

 

Уильям Джиллетт (William Gillette), более тридцати лет блистал в роли мастера дедукции

 

Правда, в его устах указанная выше фраза звучала несколько иначе: «О, это элементарно, мой дорогой друг».  

В привычном же  для нас варианте она впервые прозвучала в первом звуковом фильме о Холмсе с Клив Бруком (Clive Brook) в главной роли. Что же касается «калабаша», то Джиллетт выбрал трубку именно этой формы,  так как она лучше всего подходила под его орлиный профиль. Так его лицо можно было лучше рассмотреть из зала, да и произносить соответствующие реплики было легче.  

 

Клив Брук (Clive Brook):«О, это элементарно, мой дорогой друг»

 

Кстати, наш Василий Ливанов, которого сами англичане считают лучшим  «Холмсом» (это подтвердил мне мой собеседник), на съемках пользовался трубкой «калабаш» от Александра Ярошевского.

Так какие же трубки курил на самом деле Шерлок Холмс?  Артур Конан Дойл, который, кстати, сам курил  трубки Peterson,  нигде не дает их подробного описания. Известно лишь, что были они самыми разными: глиняная – для обдумывания хитросплетений очередного дела, пенковая – для размышлений более спокойных и длительных, из вишневого дерева – для споров с Ватсоном, летописцем всех событий. Чтобы разгадать тайну «Знака Четырех» Холмс курит  старую трубку из бриара, что для конца XIX века еще большая редкость. В «Собаке Баскервиллей» он появляется с черной глиняной трубкой, что также странно, так как глиняные трубки были в основном белого цвета. 

 

Англичане считают Василия Ливанова лучшим Холмсом

 

В любом случае их должно было быть у него не менее трех. Косвенно на это указывает  наличие у Холмса подставки для трубок, которая упоминается в «Голубом карбункуле». Вряд ли он стал бы  держать ее у себя для одной или двух трубок. Вспомним и его знаменитое выражение: «Дело на три трубки». Впрочем, в данном случае Холмс имеет в виду время, необходимое для разгадки очередной тайны. В этом он не оригинален, так как еще североамериканские индейцы измеряли время и расстояния количеством выкуренных трубок.

Так или иначе, но представить Шерлока Холмса без трубки, ставшей символом аналитического ума, невозможно.  В рассказах Конан Дойла мы застаем его с ней двадцать два раза. Еще в двух случаях («Исчезновение леди Френсис Карфэкс» и «В Сиреневой Сторожке»), в которых он «много курил»,  мы вправе предполагать, что и на этот раз дело не обошлось без трубки. Думаю, что и без применения дедуктивного метода понятно, что речь  идет именно о  ней.

 

Артур Конан Дойл курил трубки Peterson

 

Связанный с курением трубки ритуал, не уступающий по сложности  чайной церемонии, помогал Холмсу сконцентрироваться на проблеме, стоящей перед ним. Но не только. Трубки имели для сыщика и чисто профессиональное значение. В рассказе «Желтое лицо» приводятся следующие размышления Холмса на этот счет: «Трубки иногда представляют чрезвычайный интерес. Пожалуй, нет других вещей, обладающих такой же индивидуальностью, за исключением, наверное, часов и шнурков для ботинок».

Вообще табак, в самых разных своих формах, а также  табачные принадлежности играли отнюдь не последнюю роль в делах, которые пришлось расследовать великому сыщику. Кто-то из дотошных почитателей его таланта даже подсчитал, что они упоминаются в 56 из 60, посвященных ему рассказов. Только в «Берилловой диадеме», «Пляшущих человечках», «Львиной гриве» и  «Вампире в Суссексе» о них не говорится ни слова. Если есть сомнения, то советую заново перечитать всего Конан Дойла.

 

 

Холмс даже написал целый труд, посвященный табачному пеплу. Вот что он сам говорит об этом: «Я  написал  несколько  небольших работ. Одна из них под названием  "Определение  сортов  табака  по  пеплу" описывает сто сорок сортов сигарного, сигаретного и трубочного  табака.  К ней приложены цветные фотографии, показывающие разные виды пепла. Табачный пепел - одна из самых частых улик. Иногда очень важная. Если, например, вы можете точно сказать, что человек, совершивший убийство,  курит  индийский табак, то круг поисков, естественно, сужается. Для опытного глаза  разница между черным пеплом трихинопольского табака и  белыми  хлопьями  "птичьего глаза" так же велика, как между картошкой и капустой».

 

Холмс в  исполнении Бенедикт Камбербэтча, в модном сериале «Шерлок» бросает курить. Правда, для вдохновения использует никатиновый пластырь.

 

Примером того, как умело великий сыщик пользовался своими познаниями в этой области, может служить  гениально раскрытое им дело об убийстве Чарльза Маккарти в рассказе «Тайна Боскомской долины». У полиции были все основания считать виновником преступления сына Маккарти. Но в дело вмешивается Холмс, и события приобретают совсем другой оборот. Одной из улик против истинного убийцы – Балларэтского Черного Джека – становится пепел от сигары…

Шерлок Холмс объясняет это так: «Во  время  разговора  отца  с  сыном  он  стоял  за деревом. Он даже курил  там.  Я  нашел  пепел  и  благодаря  моему  знанию различных сортов табака установил, что он курил индийскую сигару.  Я,  как вам  известно,  немного  занимался  этим  вопросом  и  написал   небольшую монографию о пепле ста сорока различных  сортов  трубочного,  сигарного  и папиросного табака. Обнаружив пепел сигары, я оглядел все вокруг  и  нашел место, куда он ее  бросил.  То  была  индийская  сигара,  изготовленная  в Роттердаме.

 - А мундштук?

 - Я увидел, что он не брал ее  в  рот.  Следовательно,  он  курит  с мундштуком. Кончик был обрезан,  а  не  откушен,  но  срез  был  неровный, поэтому  я решил, что нож у него тупой».

Кстати, нам совсем не безынтересно будет узнать, а как же Холмс относился к сигарам.

О том, что он их курил, свидетельствует, на мой взгляд,  следующий отрывок из рассказа «Чертежи Брюса-Партингтона»: «Все указанные предметы я старательно рассовал по карманам пальто и  направился по данному  Холмсом  адресу.  Мой  друг  сидел  в  этом  крикливо  нарядном итальянском ресторане (ресторане Гольдини на Глостер-роуд – прим. авт.)  за круглым столиком неподалеку от входа.

 - Хотите перекусить? Нет? Тогда выпейте за компанию со  мной  кофе  с кюрасао. И попробуйте одну из сигар владельца заведения, они не так гнусны, как можно было ожидать. Все с собой захватили?»

В целом сигары упоминаются в 17 рассказах о Шерлоке Холмсе.

Правда, практически нигде нет прямого указания на то, что он лично ими балуется. Как правило, он предлагал сигары кому-либо из своих собеседников. О чем это говорит? Опять же, включив дедуктивное мышление, мы можем предположить, что делал он это из вежливости, так как предлагать другим свой табак, который иначе, чем «горлодером» не назовешь,  было бы верхом недоброжелательности с его стороны.

                Элементарно, Ватсон…

 

 

 

А.В. Малинин

Сопредседатель Оргкомитета Фестиваля «Сарепта 2016», исследователь табачной культуры, писатель Андрей Малинин

Специально для CIGARTIME ©