Главная » RESPECTIME » Интервью » ПОРТРЕТ ВИШНЕВСКОГО С СИГАРОЙ. Часть Первая

ПОРТРЕТ ВИШНЕВСКОГО С СИГАРОЙ. Часть Первая

0 комментарий
0

Мы встретились с Владимиром Вишневским в преддверии Дня рождения поэта, в новом симпатичном сигарном месте «Porto Vino», недавно открытом на Нижней Краносельской улице.

Приятную компанию нам составили совладельцы заведения, Сергей Нейман и Михаил Халатов, а также Владимир Бахрах, угостивший присутствующих сигарами «XO». Вспоминали прошлое, говорили о новых книгах поэта и о сигарах. В результате получилось интервью Владимира Вишневского с сигарой, которое мы предлагаем вниманию читателя.

Дмитрий Грибов

— Владимир, мы знакомы с тобой около пятнадцати лет. Ты также продолжаешь писать и выпускать книги, выступать с концертами и организовывать вечера, но не только. Сегодня у тебя есть и совершенно новые проекты, не связанные напрямую с поэзией, а, скорее, посвящённые комфортному существованию внутри себя и в нашем обществе.

Владимир Вишневский

— Дмитрий, я искренне мечтаю, наверное, как и ты, создать такой проект, который был бы связан с комфортным существованием внутри себя. Но бьюсь, что мне это будет не по силам. Это что-то из области недостижимого счастья. Но то, что ты имеешь в виду, я понимаю.  

Действительно, я создал продукт, некий практикум, мастер-классом его не называю. Это «Ноу-хаус» от Вл.В.: Оптимизация и «дебанализация». Тем не менее, это связано не столько с психологией, сколько с возможностями великого русского языка, которому по силам абсолютно всё. Как я говорю, это самая успешная отрасль на всём едином тревожном пространстве нашей родины.

Поэтому родился и востребован такой практикум. Он о том, как правильно общаться, как делать комплименты, как реагировать на агрессию, используя, возможности русского языка. Уметь высказываться с одной стороны, не банально, а с другой – эффективно.

Также вышла книжка в двух тиражах «Ноу-хаус» книга номер один. Она о том, как делать комплименты, не ради втирания в доверие, а для создания нормальной человеческой обстановки вокруг себя на том пятачке жизни, который тебе выделило небо. Как обращаться с просьбой, торговаться, блокировать хамство, или разговаривать с «гибедедешниками».

Это о том, как говорить, избегая банальностей и не слишком оригинальничать. Что-то с момента издания книги, наверное, устарело, но многое успешно работает. В этот практикум общения также вошли и мои стихи.

Сейчас книгу нигде не купишь, кроме, как на моих авторских вечерах. Но об этом – ниже.  

При этом я настаиваю, что я никакой не бизнес-тренер или коуч. Сейчас, кого не спроси – все коучи. Как то я написал: «В тренинг вляпаешься и вот – жизнь по коучам понесёт».

Я проводил свой практикум в, довольно престижной компании, «Сити Класс». Там практиковали такие известные люди, как Ирина Хакамада и Александр Васильев… Занимался этим регулярно, выступая по запросам компаний. Этакая корпоративная учёба в рабочее время «говорению» и эффективному общению. Но при этом я всегда остаюсь простодушным поэтом и литератором Вишневским, который и в этот практикум пускается, прежде всего, как литератор, открывший для себя некоторые законы общения.

На одном телеканале вышел проект «Не напрасные слова», где были представлены мною некоторые эффективные «лайв хаки».

Дмитрий Грибов

— К сожалению, я не видел. Однажды смотрел сюжет с твоим участием о московских местах.

Владимир Вишневский

— Это, скорее всего, была разовая программа «Писательские прогулки», где я показал свою Родину, Покровку.

Была такая прогулка – Чистые пруды, Лялин переулок, Лялина площадь. Сейчас это вошло в мою новую книгу «Гехт» – о моём московском детстве, национальных и прочих корнях, родителях, о кумирах юности, которые стали в зрелости моими друзьями. Так что это была очередная писательская прогулка из тех, которые я не раз предпринимал, откликаясь на запросы телевидения. Всё это можно найти в сети. 

Дмитрий Грибов

— Если говорить о тренингах, на данный момент они проводятся?

Владимир Вишневский

— Если имеется запрос, то провожу. А на регулярной основе пока нет. Сейчас мне предлагают подумать о целой серии выступлений. Появился один партнёр, психолог, специалист по детекции лжи, профайлер, Максим Коваленко, который хочет сделать что-то совместное на постоянной основе. Я готов участвовать, как автор собственного креатива, но организационно это нужно кому-то сделать.

Дмитрий Грибов

— Поговорим о сигарах. На тот момент, когда мы с тобой познакомились, они ещё не были для тебя особой страстью?

Владимир Вишневский

— Нет, страстью не были. Страстью сигары стали. И то – умеренно, в той мере, в которой, не став страстью, они является нормальным удовольствием и привязанностью жизни, всегда сопряженные с предвкушением. Это оказалось такой нормальной привычкой, не вредной. Стало, если не идеологией, то частью образа жизни, ассоциирующейся с позитивностью и чем-то хорошим.

Поэтому, когда мне, начиная с 2013 года, пришлось биться за права сигарных курильщиков, это стало отдельной темой. По ходу своего пребывания в сигарной теме, я изменил своё отношение к своей пантовой строчке: «Курить сигару можно лишь публично», считая её забавной, но не бесспорной.  

В новой книжке, «!Я:аве, ухО», посвящённой Российскому Сигарному Союзу, про свою именную сигару, как выяснилось под номером два в России, «Масть Вишневского», я высказался таким образом: «Моя сигара не для потомков, моя сигара для современников».

Дмитрий Грибов

— Расскажи подробнее об этой книге!

Владимир Вишневский

— Название книги «!Я:аве, ухО», звучащее поэтически на первый взгляд, обратно отзеркаливается, как нужно. Не все, кстати, решаются печатать рецензию, хотя о ней уже писали, и, надеюсь, ещё напишут. 

Дмитрий Грибов

— Форзац книги, действительно, содержит предупреждение: «Внимание! Ненормативный Вишневский!»

Владимир Вишневский

— Эта книжка не является полным соответствием плашки, которая по велению Роскомнадзора вынуждена присутствовать на обложке. Там есть идея, выдержанная в предисловии: 

«Нет, не для рифмы «драгоценный»…

Се – кладезь лексики обсценной

– какой экспрессии ресурс! –

Ненорматив… НО не бесцельной,

лишь – «Да хранят нас Мера/Вкус».

Это заповедная часть нашего языка. В книге есть не «запиканные» стихи с обсценной лексикой, но она не доминирует. Дана очень дозировано. Там есть такая строчка: «Хороший человек, но зае&ал» или «Вопрос «Вы ох@ели?!.» риторичен». «Пусть не с трибун высоких, не в судах звучит для нас одних тем мелодичней, что вечным стал уже не риторичный российский наш вопрос, ну не м@дак?

В книге есть жизненность, связанная с языком, великим и могучим, на котором мы говорим и общаемся. И это я не просто обосновываю то, что называется «матерщина». Да эта книжка продаётся в запечатанном виде, вполне легально. Не стоит подсказывать злодеям, но книга может стать и объектом скандала. Но самое главное, что она о языке. Недаром я вынес на обложку следующее:

«Язык наш, чай не Суахили,

но тож хорош, хотя – иной и жив.

Не ради брани площадной.

Но хулиганская стихия

бывает очести-тель-ной».

В московском театре «Школа современной пьесы» я постоянно участвовал в вечерах «Хулиганская стихия», где звучала та самая лексика. При этом, в самом начале, предупреждаю о личной ответственности.

«Чем дальше живёшь, тем яснее-

сто раз убеждаюсь на дню:

кто-то несёт ахинею,

а кто-то просто… (правильно)

Ответственность».

Эти стихи всегда помогают мне на выступлениях возбудить внимание зала. Люди улыбаются, пытаясь не подсказать грубо и напрямую. Книжка также содержит лирические стихи, то есть любовную лирику, а также, много нового. Ещё раз подчеркну, ненормативная лексика в книге не доминирует, она в «меньшинстве».

Поскольку у меня репутация (это я цитирую, не без от самоиронии) «человека, который купается в языке, служит языку и выдумывает новые слова», в моей новой книжке есть станица под названием «Прямые лингвистиции». Там – неологизмы, которые я придумал «амбицепсы», «шедевраль», «душещепач», «на@баловень»…судьбы. А также «клептовалюта», «биткоитус», «нерукопожатва», «отъ@бистина», «не адреналишнее» и прочее.

Я этим не упиваюсь, тем не менее – это книжка, такой разговорник для эстетов.

Не сброс всего, что набралось,

Но – книга деловых советов

И разговорник для эстетов…

И – жизнь не без любви и слёз.

Там можно многое цитировать, например «Искусство обертонов».

Обычно с такой вот вкрадчивостью,

ещё до прений сторон,

спрашивают у докладчика, не еб@нулся ли он…

«Сложилось исторически и впредь, нам никогда не поздно «ох&еть». Смею надеяться, это, скорее, поэзия, а не нецензурщина.

Там есть ещё такая строфа: «Пробьёте слово «инвектива» – доступно объясните мне. Язык наш – гений креатива. Нет круче отрасли в стране». Успешная отрасль в стране – это язык, которому не страшны никакие влияния, никакие сленги. Язык всё перемалывает в свою пользу. Даже такой, «язык подонков», например «кросафчег» или «ржунимагу», не очень привычная, но тоже часть языка. Кстати, слово «облом», без которого мы сегодня не можем обходиться, когда-то пришло из молодёжного сленга. Когда была пандемия, мне напомнили, как сказал Вишневский: «В готовности к облому – наша сила».

Я простодушный фанат русского языка и восхищаюсь им без всякого наигранного пафоса.

Дмитрий Грибов

— Как ты относишься к такому выражению: «Сигара позволяет добавить к собственной жизни дополнительное время». Насколько тебе оно близко?

Владимир Вишневский

 — Мне близка эта мысль. Готов согласиться, что это выражение схватывает суть.

Курение сигар не несёт одиозность любой привычки, ассоциирующейся с «аппетитом вредным». Это, действительно, часть личного уклада, «застолбление» личного пространства. Одно время я очень часто вспоминал слова Бродского, которому после первого инфаркта запретили курить, он воскликнул: «Если утром после чашки кофе не выкурить сигарету, зачем вообще вставать!». Даже, то, что после завтрака я могу покурить сигару или трубку с обмылком сигары, рождает приятность.

У меня была такая строчка: «А предвкушение слаще, чем вкушение». Мне кажется, что сигарокурение всё меньше воспринимается, как понт с сигарой в губах. А все больше, как попытка украсить личное существование, в чём есть экзистенциальный момент создания себе некое пространство удовольствия, которое, в силу ужесточения жизни всё время сужается.

У меня в новой книжке есть: «Мысль моя (не Оруэл), но молитве верую. Самое бесспорное – не потеря времени». Вот и курение сигары, на мой спорный взгляд, точно не потеря времени!

И что для меня, возможно, самое главное в этой, не просто привычке, а личной традиции сигарокурения, так это, помимо понятного кайфа и удовольствия, само предвкушение. Предвкушение того, что вот сейчас я закурю сигару и додумаюсь до чего-то важного. Разрешу какую-то мыслительную задачу, проблему и это для меня тоже – моя сигара, моё сигарокурение.

Продолжение следует…

Интервью с Владимиром Вишневским записывал
Дмитрий Грибов
Специально для CIGARTIME ©

0 комментарий
0

Статьи по теме

Вам исполнилось 18 лет?